Розыск должников и их имущества | Korporativnoe pravo
ГлавнаяКорпоративное право → Розыск должников и их имущества
Абонентское обслуживание
Аутстаффинг персонала
Подбор персонала, кадровые услуги
Строительство
Недвижимость
Информационные услуги
Арбитражные дела
Кадровый учет
Налоговое право
Защита от потребителя
Авторское право
Трудовое право
Бухгалтерское сопровождение
Ликвидация фирм
Регистрация ООО, ЗАО
Регистрация НКО, НП, АНО
Регистрация ЗАО
Выписки ЕГРЮЛ, ЕГРИП, ЕГРП
Регистрация ИП
Рейтинг пользователей: / 0ХудшийЛучший 

 Выполнение судебных вердиктов является одним из главных элементов функционирования судебной совокупности любой страны. В соответствии со ст. 46 Конституции РФ всякому гарантируется судебная охрана его прав и свобод. Данным положением гарантируется право всякого заинтересованного лица на заявление в суд за охраной в случае попрания его интересов и абсолютно законных интересов (право на судебную охрану). Наряду с этим, на наш взор, право на судебную охрану следует пересматривать шире, в частности — не только как право на заявление в подобающий суд, но и как право на выполнение вступившего в абсолютно законную силу судебного акта. Указанное вполне соответствует ст. 6 (п. 1) Европейской конвенции о охране прав основных свобод и человека 1950 г. и выводам Европейского суда по защите прав человека.

Например, в решении суда от 7 мая 2002 г. Европейский суд по защите прав человека отметил, что выполнение решения суда должно рассматриваться как обязательный атрибут суда.
Следовательно, сказать о том, что право на судебную охрану всякого определённого заинтересованного лица осуществлено вполне, возможно лишь в том случае, когда судебный акт вынесен, вступил в абсолютно законную силу и выполнен.
В связи с этим принятие закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (потом — Закон), формирование работы судебных приставов, регламентация порядка выполнения судебных актов стали серьёзным периодом осуществления судебной реформы в РФ. Время, за который действует Закон, даёт сказать как о позитивном опыте его деяния, так и о недостатках и пробелах. К числу недочётов, как представляется, возможно отнести и закрепленный, но не получивший достаточной регламентации в законе университет розыска должника и (либо) его имущества.
Розыск должника и (либо) его имущества в рамках исполнительного производства имеет громадное значение. Во время становления рыночных взаимоотношений в условиях недостаточного национального надзора за деятельностью коммерческих структур фактически прекратила соблюдаться контрактная дисциплина, в следствии чего у многих индивидуальных предпринимателей и юридических лиц сформировалась большая по размерам дебиторская задолженность. Как расследование, в производстве арбитражных судов находится много дел о взыскании задолженностей. Получить судебное решение о взыскании долга по данной категории дел несложно, т.к. доказывание притязаний истца не представляет громадных проблем. Но выполнение решения суда сталкивается с бессчётными проблемами, большинство коих связана с невозможностью найти должника и (либо) его имущество. В таких и аналогичных обстановках одним из инструментов, призванных обеспечить выполнение судебного акта, и обязан помогать университет розыска должника и (либо) его имущества (потом — розыск должника).
В соответствии со ст. 28 Закона в случае отсутствия сведений о месте нахождения должника по аккуратным документам о взыскании алиментов, компенсации вреда, причиненного здоровью, или компенсации вреда лицам, понесшим ущерб в следствии смерти кормильца, и вдобавок по аккуратным документам об отобрании ребенка судебный пристав-исполнитель по собственной инициативе либо по обращению взыскателя выносит распоряжение о розыске должника, которое утверждается старшим судебным приставом. В этом же случае судебный пристав-исполнитель выносит распоряжение о розыске имущества должника либо розыске ребенка.
По иным видам аккуратных документов судебный пристав-исполнитель вправе заявить розыск должника либо его имущества при присутствии согласования взыскателя нести бремя затрат по розыску и авансировать указанные затраты в соответствии со ст. 83 Закона. В этом случае взыскатель вправе по суду требовать от должника компенсации затрат по розыску. Распоряжение судебного пристава-исполнителя об отказе в розыске должника либо его имущества и о взыскании затрат по розыску может быть опротестовано в подобающий суд в 10-дневный период.
На наш взор, положения Закона в части розыска должника, являющегося правовым лицом либо Пбоюл (потом — должник), приводит к ряду значительных вопросов.
Одна из главных неприятностей пребывает в отсутствии достаточной законодательной базы, регулирующей порядок розыска должника либо его имущества. Юридической базой осуществления судебным приставом-исполнителем деяний по розыску должника сейчас является упомянутая ст. 28 Закона, и вдобавок ст. 12 закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах». Наряду с этим ни один из указанных Законов не содержит определения самого определения «розыск» употребительно к деяниям, реализуемым судебным приставом-исполнителем в умыслах обнаружения должника либо его имущества.
В самом общем виде термин «розыск» в исполнительном производстве возможно выяснить как комплекс мероприятий и действий, реализуемых полномочными национальными органами и отправленных на установление места нахождения должника и (либо) его имущества. Но такое определение, несомненно, не раскрывает всей сути розыска в исполнительном производстве. Неизбежно поднимается вопрос о том, мероприятия и какие действия нужно относить к розыску, а какие нет и какие параметры могут быть положены в базу иных действий и разграничения розыска, отправленных на выполнение судебного акта. На наш взор, тут вероятно пару позиций.
В случае если осознавать розыск в широком значении как совокупность любых мероприятий, умыслом коих является установление места нахождения должника и (либо) его имущества, то к нему нужно относить все деяния пристава, отправленные на получение интересующей его информации.
Иначе, экспресс анализ Закона даёт сделать вывод о том, что не все деяния судебного пристава-исполнителя по установлению места нахождения должника и (либо) его имущества являются розыском. Например, п. 3 ст. 46 Закона прямо предусматривает, что «в случае если сведений о присутствии либо об отсутствии у вкладов-организации и должника счётов в банках и других кредитных компаниях не имеется, судебный пристав-исполнитель запрашивает указанные сведения у налоргов». Для направления такого запроса судебному приставу-исполнителю не требуется выносить особое распоряжение об объявлении розыска. Так, законодательно закреплено, что направление запросов в налорги в умыслах нахождения имущества должника розыском не является. По этому пути идет и правоприменительная практика. Приобретая аккуратный лист, судебные приставы-исполнители рассылают последовательность запросов в органы, располагающие информацией о присутствии или отсутствии у должника имущества (ГУЮ, МосГорБТИ, ГИБДД, инспекции федеральной налоговой службы), и только в случае, когда ответы на эти запросы не содержат сведений о составе имущества, предлагают взыскателю согласиться на объявление розыска. Следовательно, в базу разграничения розыскных иных действий и мероприятий, которые связаны с получением информации о должнике и (либо) его имуществе, может быть положен критерий источника и способа получения информации. В случае если пристав приобретает данные о его имуществе и должнике из официальных источников, т.е. от органов власти и локального самоуправления (официальная информация), то деяния по получению таковой информации не будут являться розыском. В том же случае, если информация не носит способы и официальный характер ее получения не связаны с сотрудничеством с указанными органами (неофициальная информация), то мероприятия по получению сведений о должнике и (либо) его имуществе следует относить к розыскным.
Потом появляется следующий вопрос: какие конкретно деяния с учетом обозначенного критерия возможно отнести к розыску должника? Представляется, что в умыслах сбора информации о должнике вероятно применять такие способы, как опрос, наведение справок, наблюдение, изучение документов, исследование помещений и т.д. Но все перечисленные выше деяния в соответствии со ст. 6 закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» относятся к оперативно-розыскным мероприятиям. Реализовать же оперативно-розыскную деятельность в соответствии со ст. 13 указанного Закона могут только органы, которым такое право представлено законом . Список этих органов является исчерпывающим, и работа судебных приставов в нем отсутствует.
Сейчас создаются специальные структурные подразделения работы судебных приставов по розыску. Фактически деятельность таких подразделений сталкивается с бессчётными проблемами, которые связаны с отсутствием законодательно закрепленного статуса работника перечня мероприятий и розыскного подразделения, которые он вправе проводить

В это же время согласно с ч. 1 ст. 5 Закон РФ от 11 марта 1992 г. N 2487-1 «О личной детективной и охранной деятельности в РФ» на протяжении личной сыскной деятельности частному детективу даётся право реализовать следующие деяния: устный опрос должностных лиц и граждан (с их согласования), наведение справок, исследование документов и предметов (с письменного согласования их обладателей), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение для получения нужной информацим. Напомним, что поименованные полномочия частных детективов частично совпадают с полномочиями тех национальных органов, которые согласно с актуальным на текущий момент нормативным правовым положением вправе реализовать оперативно-розыскную деятельность.
Следовательно, любое заинтересованное лицо может получить интересующую его данные, а национальный орган, призванный помогать осуществлению правосудия, — не в состоянии. Разумеется, что для розыска должника действеннее обратиться не в работу судебных приставов, а к детективу. Но в этом случае появляется иная неприятность. С одной стороны, личный детектив владеет конкретными полномочиями, разрешающими реализовать деяния по получению неофициальной информации о должнике. Наряду с этим личный детектив не наделен правами по принудительной реализации судебных актов.
Иначе, судебный пристав-исполнитель не в состоянии получить абсолютно законным методом интересующую его неофициальную данные. Одновременно с этим фактически складывается обстановка, когда взыскатель по определённому исполнительному производству предоставляет судебному приставу-исполнителю имеющуюся у него неофициальную данные о должнике, к примеру полученную от частного детектива, а судебный пристав-исполнитель не принимает ее к сведенью. Это связано в первую очередь с неофициальным характером предоставляемой взыскателем информации. Указанная информация не может быть использована судебным приставом-исполнителем при выполнении судебного акта без подобающей добавочной ревизии, на осуществление которой у пристава нет полномочий. В следствии судебный пристав-исполнитель сам не вправе приобретать неофициальную данные и наряду с этим не в состоянии на протяжении выполнения судебного акта руководствоваться информацией неофициального характера, имеющейся у взыскателя.
Следующая неприятность появляется в связи с тем, что розыск должника согласно с ч. 2 ст. 28 Закона является не обязательством, а правом судебного пристава-исполнителя. Данное положение Закона, на наш взор, не соответствует всей сущности исполнительного производства. Например, оно напрямую противоречит ч. 1 ст. 12 закона «О судебных приставах», согласно с которой судебный пристав-исполнитель в ходе принудительного выполнения судебных актов принимает меры по своевременному, полному и верному выполнению аккуратных документов. Данная статья содержит предписание и, следовательно, закрепляет обязательство судебного пристава-исполнителя. Розыск должника является вероятным элементом выполнения любого судебного акта. Соответственно в случае если нужен розыск должника при выполнении определённого судебного акта, то судебный пристав-исполнитель, как представляется, должен, а не вправе осуществить данное мероприятие. В случае если же пересматривать розыск должника согласно с Законом как право судебного пристава-исполнителя, то появляется вопрос о том, по каким основаниям вероятен отказ в розыске должника, в случае если имеется подобающее обращение взыскателя. Актуальное на текущий момент нормативное правовое положение оснований для отказа в объявлении розыска должника не предусматривает.
Так, при выполнении судебного акта возможность розыска должника вполне зависит от благоусмотрения судебного пристава-исполнителя. В случае если же принимать к сведенью, что главной умыслом исполнительного производства является принудительное выполнение судебных актов, которыми обороняются интересы взыскателей, то указанное положение Закона является необоснованным.
Кроме того вызывающа большие сомнения статья действующих нормативно правовых актов о том, что розыск должника вероятен лишь при присутствии согласования взыскателя нести бремя затрат по розыску и авансировать указанные затраты. Появляется обоснованный вопрос о рациональности авансирования взыскателем затрат по розыску должника.
На наш взор, правило о потребности авансирования затрат по розыску должника является необоснованным. В случае невыполнения аккуратного документа без уважительных причин в период, установленный для необязательного выполнения указанного документа, судебный пристав-исполнитель выносит распоряжение, по которому с должника взыскивается исполнительский сбор (ст. 81 Закона). Большая часть сумм исполнительского сбора направляется на формирование внебюджетного фонда продвижения исполнительного производства, предназначенного для финансирования мероприятий, которые связаны с продвижением исполнительного производства. В соответствии со ст. 82 Закона, п. 4 Положения о внебюджетном фонде продвижения исполнительного производства (утв. Распоряжением Руководства РФ от 26 июня 1998 г. N 659) средства указанного фонда направляются на осуществление отдельных аккуратных деяний, в частности и на розыск должника (п. 4 ч. 2 ст. 82 Закона; абз. 5 подп. «а» п. 4 указанного Положения). Соответственно затраты по розыску включаются в сумму исполнительского сбора и взыскиваются с должника. Налицо явное несоответствие между ч. 2 ст. 28 и ст. 82 Закона.
В случае если допустить потребность авансирования затрат по розыску должника взыскателем, то возможно сделать вывод о законодательном закреплении двукратного финансирования одного аккуратного деяния должником. Во-первых, с должника взыскивается исполнительский сбор, а во-вторых, взыскатель вправе по суду требовать от должника компенсации затрат по розыску. Работа судебных приставов, со своей стороны, приобретает двойную уплату за осуществление одного аккуратного деяния.

Итак, адвокаты нашего Центра (юристы Москвы, МО ) предлагают своим заказчикам нижеуказанные виды услуг:


— консультирование устное, письменное, письменные заключения (консультация адвокатов в офисе, юрист с выездом к заказчику, адвокат on-line — неоплачиваемые вопросы адвокату на интернет сайте, в форуме);
— правовая консультация (VIP), в частности VIP неоплачиваемая правовая консультация на интернет сайте и конкретно по email новым и постоянным клиентам заказчикам, пошедшим по советы;
— ревизия документов, контрактов, исковых других обращений, жалоб по всем правовым вопросам, которые связаны с недвижимой собственностью, постройкой, по спорам юрлиц;
— составление юристом, опытным адвокатом документов, контрактов, исковых других обращений, жалоб;
— полное сопровождение сделки, включая страхование рисков, оценки имущества,
расходов, охрана прав граждан при заключении контрактов по приобретению имущества (в т.ч. недвижимости);
— представление юристом интересов в судах всех инстанций;
— юрисконсульт по обслуживанию юрлиц (учреждений, компаний) — разовые правовые консультации, постоянное правовое обслуживание;
— исполнительное производство;
— другие юруслуги по жилищному праву, жилищным спорам, гражданским делам, хозяйственным, спорам по налогам.

Comments:

blog comments powered by Disqus
PDF Печать E-mail